Воздушные Мытарства. Мытарство Двадцатое: «Суд без милости не оказавшему милости» Цикл «Путь всей земли». Беседа 22-я. Окончание.

«Но прежде, чем мы достигли входа в Царствие Небесное, нас встретили злые духи последнего мытарства, которое называется мытарством немилосердия и жестокосердия. Истязатели этого мытарства особенно жестоки, тем более их князь. По виду своему он сух, уныл и в ярости душит немилосердным огнем. В этом мытарстве без всякой пощады испытываются души немилосердных. И если кто окажется совершившим многие подвиги, соблюдавшим строго посты, неусыпным в молитвах, сохранившим чистоту сердца и умертвившим плоть воздержанием, но был немилосерден, немилостив, глух к мольбам ближнего своего – тот из этого мытарства низводится долу, заключается в адской бездне и не получает прощения вовеки».

Милосердие есть одно из свойств Бога, и Милость – одно из имен Его. Сказано: И прошел Господь пред лицем его и возгласил: Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий [правду и являющий] милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода (Исх. 34, 6 – 8). То, что Господь – не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода, – есть тоже проявление Его милосердия. Грех, неизжитый отцом, может быть изжит его сыном, внуком и даже правнуком. Так как человек будет судим по делам своим, а воспитание детей, внуков и правнуков – его обязанность, то от того, какими они вырастут, зависит и его судьба. Сказано: и забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны(Евр. 12, 5 – 8). То есть Господь Бог всегда – Милостивый и Милосердный: и тогда, когда благословляет нас, и тогда, когда наказывает.

Мы не можем до конца понять меру Божественного милосердия по отношению к нам. Святитель Иоанн Златоуст учит: «Бог больше любит нас, чем может любить отец, мать, или друг, или кто-либо другой, и даже больше, чем мы сами можем любить себя, потому что Он печется больше о нашем спасении, чем даже о Своей собственной славе, свидетельством чего служит то, что Он послал в мир на страдания и смерть (плотью человеческой) Своего Единородного Сына только ради того, чтобы открыть нам путь спасения и вечной жизни»[1].

Спасение понимается как восстановление потерянного в грехопадении божественного подобия

Но для чего мы, рассуждая о 20-м мытарстве, где истязаются немилосердные, рассуждаем о милосердии Божием? Это, прежде всего, обусловлено тем, что в Православной вере спасение понимается как восстановление падшего, потерянного в грехопадении божественного подобия. И спасение человека есть именно восстановление его (человека) в том достоинстве, в котором он пребывал до грехопадения, и даже более.

Спасение падшей человеческой природы будет не по образу Адама перстного (сотворенного перстами Бога), но по образу и подобию «Адама Небесного», Господа нашего Иисуса Христа. Сказано: Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного (1 Кор. 15, 47 – 49); и еще: Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1 Ин. 3, 2).

И не случайно, что последней ступенью в Небо является 20-я ступень мытарств, испытующая нас на причастность милосердию Божию или на отсутствие оной. Но чаще немилосердные получают наказание за свою жестокость еще в этой временной жизни:

«Когда авва Милисий с двумя своими учениками жил в персидских пределах, два царских сына, братья по плоти, выехали однажды, по своему обыкновению, на охоту, растянули сети на большое расстояние, и все, что им попадалось в них, ловили и убивали копьями. В сетях нашли также и старца с двумя его учениками. Увидев авву всего в волосах, похожего на дикого зверя, они изумились и спросили: “Скажи нам, человек ты или дух?” Он отвечал им: “Я, человек грешный, пришел сюда оплакивать свои грехи, поклоняюсь Иисусу Христу, Сыну Бога Живого”. Дети царские сказали ему: “Нет других богов, кроме солнца, огня и воды (которым воздавали они божескую честь). Пойди и принеси им жертву”. Старец отвечал: “Боги ваши суть твари, вы заблуждаетесь, прошу вас, обратитесь и познайте Истинного Бога, Творца всяческих”. “Так ты исповедуешь Истинным Богом человека, осужденного и распятого?” – спросили князья у старца. Старец отвечал: “Я исповедую Истинным Богом Того, Который пригвоздил ко Кресту наши грехи и умертвил смерть”. Но они начали мучить его и его учеников, принуждали их принести жертву. После многих мучений обезглавили двух братий, но старца еще много дней подвергали мучениям. Наконец, подобно тому, как бывает на охоте, они поставили старца впереди себя и пускали в него стрелы: один сзади, другой спереди. Тогда старец сказал им: “Поскольку вы оба вместе решились проливать неповинную кровь, то завтра мгновенно, в этот самый час, мать ваша лишится вас и отнимется у нее любовь ваша: собственными стрелами вы прольете кровь друг другу”. Они не обратили внимания на слова старца и вышли на другой день на охоту. Во время ловли убежала у них одна лань. Они сели на коней и поскакали догонять ее. Пустив в нее стрелы, вонзили их друг другу в сердце. Так исполнилось слово старца, которое он сказал, предрекая им наказание. Так они и умерли»[2].

Преподобный Исайя Отшельник учил: «Дерзость, любопрение, самомнение, презрение брата, попрание совести и то, если кто, огорчив и смутив брата, говорит: какое мне дело до него? – все эти признаки обнаруживают жестокосердие»[3]. Признаки жестокосердия различны, но само жестокосердие есть, прежде всего, пренебрежительное отношение к другому человеку и, как отсутствие любви, не может быть искуплено ни благотворительностью, ни правой верой, ни даже мученичеством за Христа, если они не основаны на любви ко Христу. Сказано: Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится (1 Кор. 13, 2 – 4). Но сама по себе любовь (как высшая религиозная добродетель) вмещает в себя все добродетели. Сказано: Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства (Кол. 3, 14).

Преподобный Иоанн Лествичник указывает на причины, порождающие немилосердие: «Жестокосердие рождается иногда от пресыщения, иногда от бесчувствия, иногда от пристрастия»[4].

О частном суде

Частный суд – это есть то решение, которое выносится Богом относительно души после прохождения ею мытарств. Согласно православному догматическому богословию, частный суд происходит с человеком после его смерти. Прохождение через воздушные мытарства является этапом частного суда, посредством которого решается участь души до Страшного Суда. Как частный суд, так и Страшный Суд совершается Ангелами, которые являются орудиями Божией справедливости и милосердия. Сказано: Так будет при кончине века: изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную (Мф. 13, 49 – 50). Достигнув подножия Животворящего Креста и раскрытого Евангелия (Благой Вести), душа предстает на частный суд.

О состоянии души после частного суда Вселенская Православная Церковь учит так: «Веруем, что души умерших блаженствуют или мучатся по делам своим. Разлучившись с телами, они тотчас переходят или к радости, или к печали и скорби: впрочем, не чувствуют ни совершенного блаженства, ни совершенного мучения. Ибо совершенное блаженство или совершенное мучение каждый получит по общем воскресении, когда душа соединится с телом, в котором жила добродетельно или порочно»[5]. Таким образом, Православная Церковь различает два разных состояния после частного суда: одно для праведников в преддверии Рая, другое для грешников – в преддверии ада.

То, что частный суд не является окончательным, связано с тем, что со смертью человека его влияния, добрые и злые, продолжают сохраняться в мире живых. И в зависимости от того, какое влияние окажется доминирующим, определится окончательное решение об усопшем на последнем Страшном Суде. Поэтому Церковь и постановила молиться за усопших, и эта традиция восходит к Ветхозаветной Церкви Бога – когда не только молились, но и постились за умерших. Сказано: и рыдали и плакали, и постились до вечера о Сауле и о сыне его Ионафане, и о народе Господнем и о доме Израилевом, что пали они от меча (2 Цар. 1, 12); и еще: ибо, если бы он не надеялся, что павшие в сражении воскреснут, то излишне и напрасно было бы молиться о мертвых. Но он помышлял, что скончавшимся в благочестии уготована превосходная награда, – какая святая и благочестивая мысль! Посему принес за умерших умилостивительную жертву, да разрешатся от греха (2 Мак. 12, 44 – 45).

С другой стороны, отцы Церкви всегда учили, что полное воздаяние возможно только, когда душа возвратится в тело. Так как, греша в теле, она должна и страдать в теле, живя благочестиво в теле, она должна и наслаждаться в теле.

О загробной жизни

Воскресшее тело, в которое вернется душа, сообщит ей полноту бытия

Преподобный Иустин (Попович) писал: «…после праведного приговора частного суда Божьего, на котором ни одна грешная душа не освобождается насильно от возлюбленных ею грехов, превращенных ею за время жизни в теле в нечто вроде составной части своего существа. Поэтому состояние грешных душ за гробом подобно состоянию, в котором они пребывали на земле, с той разницей, что, лишенные тела, они всю жуткую реальность своих грехов держат в себе, переживают ее как нечто свое, не могут никуда от нее деться и не имеют никакого предмета вне себя, чтобы перенести на него эту реальность. После частного суда грешные души сразу же попадают в место печали и мучений, однако сила ощущения и осознания этой печали и этих мук соразмерна степени их греховности. Кроме того, это мучение не полно, ибо совершенное мучение начнется только после Страшного Суда»[6]. Как мы уже говорили выше, в этой жизни существование тела поддерживает душа, и когда она покидает тело, то тело разлагается, гниет. Выйдя из тела, душа также теряет полноту бытия, и хотя она сохраняется, но не осознает полноты своего бытия, как мы и читали в Послании Восточных патриархов (1723 г.): «…души умерших блаженствуют или мучатся, смотря по делам своим… не чувствуют ни совершенного блаженства, ни совершенного мучения; ибо совершенное блаженство, как и совершенное мучение, каждый получит по общем воскресении, когда душа соединится с телом, в котором жила добродетельно или порочно». То есть в день воскресения тела все будет зеркально противоположно: воскресшее тело, в которое вернется душа, сообщит ей полноту бытия. И для одних это будет усиление блаженства, а для других – усиление мук.

О воскресении мертвых

Многие задают себе вопросы: как воскреснут люди? И какими они будут после своего воскресения? Отвечая на первый вопрос, хочется напомнить слова св. Иустина Мученика (Философа), который писал: «Так как атомы (из которых человек создан – О.С.) неразрушимы, то нет ничего невозможного им сойтись и соединиться в том же порядке и положении и потом составить такое же тело, какое прежде было из них, подобно тому, как если мозаический художник сделает из камней образ… когда потом они распадутся от времени или по воле художника, то он, имея те же кусочки, может собрать и расположить их в подобном порядке и сделать такое же изображение»[7]. Сегодня уже человек может, восстановив генетический код, воссоздавать умершие тела и даже тиражировать их (такой способ называется «клонирование»). Тем более Бог, Который и создал человека, может и воссоздать (воскресить) его.

Даже если тело сгорело или сгнило в воде, все равно сохраняются частицы, на основании которых воскресение каждого человеческого тела возможно, как и говорит Господь: Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя (Быт. 9, 5). Пророк Исаия говорил об этом следующее: Оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела! Воспряните и торжествуйте, поверженные в прахе: ибо роса Твоя – роса растений, и земля извергнет мертвецов (Ис. 26, 19). Здесь надо вспомнить, что человек зачинается от одной капли, как говорил свт. Иоанн Златоуст, «живительного семени». Да и меньше, чем капли, всего одна маленькая ее частица – и человек зачат. Воскресение людей будет подобно и схождению с небес живительной росы: Я буду росою для Израиля; он расцветет, как лилия, и пустит корни свои, как Ливан (Ос. 14, 6).

Не то же ли мы наблюдаем и весной, когда под мощными звуками раскатов грозы в начале мая природа как бы просыпается и оживает. Гром! – и все приходит в движение, убыстряется рост зелени, просыпаются насекомые и все наполняется их жужжанием, меняется цвет неба, да и сам человек ощущает начало особых перемен в самом своем организме.

О живительном звуке с небес сказано и в Новом Завете: потому что Сам Господь при возвещении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут прежде (1 Фес. 4, 16); и еще: Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие (1 Кор. 15, 51 – 53). У пророка Исаии сказано: Поглощена будет смерть навеки, и отрет Господь Бог слезы со всех лиц, и снимет поношение с народа Своего по всей земле; ибо так говорит Господь (Ис. 25, 8). Пророк Иезекииль в видении созерцал: произошел шум, и вот движение, и стали сближаться кости, кость с костью своею. И видел я: и вот, жилы были на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху, а духа не было в них. Тогда сказал Он мне: изреки пророчество духу, изреки пророчество, сын человеческий, и скажи духу: так говорит Господь Бог: от четырех ветров приди, дух, и дохни на этих убитых, и они оживут. И я изрек пророчество, как Он повелел мне, и вошел в них дух, и они ожили, и стали на ноги свои – весьма, весьма великое полчище(Иез. 37, 7 – 10).

Но какими будут люди по воскресении своем из мертвых?

Они все будут в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф. 4, 13), то есть все будут молоды и совершенны, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1 Ин. 3, 2). Это будет начало вечной юности, о которой в Книге Иова сказано: Бог умилосердится над ним и скажет: освободи его от могилы; Я нашел умилостивление. Тогда тело его сделается свежее, нежели в молодости; он возвратится к дням юности своей (Иов. 33, 24 – 25).

Освобожденный от могилы человек будет обладать уникальным познанием о Боге, и заслугами Христа совершится его полное искупление от власти греха. Сказано: Будет молиться Богу, и Он – милостив к нему; с радостью взирает на лице его и возвращает человеку праведность его. Он (то есть человек – О.С.будет смотреть на людей и говорить: грешил я и превращал правду, и не воздано мне; Он (Господь. – О.С.освободил душу мою от могилы, и жизнь моя видит свет. Вот, все это делает Бог два-три раза с человеком, чтобы отвести душу его от могилы и просветить его светом живых (Иов. 33, 26 – 30). Как приятно будет ходить во свете живых и радоваться обилию Божьих благословений!

В том мире люди будут здоровы и физически, и духовно: И ни один из жителей не скажет: “я болен”; народу, живущему там, будут отпущены согрешения (Ис. 33, 24). Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь (Ис. 35, 5 – 6). Человек в будущем мире будет бесконечно возрастать в познании Бога, что будет доставлять ему невыразимое наслаждение. То есть человек не будет пребывать в Раю в реликтовом застывшем состоянии. Священномученик Игнатий Антиохийский по дороге к месту своего мученического подвига писал: «Очищайте дух мой, не только теперь, но и тогда, когда я приду к Богу»[8].

Изменится и мир окружающей нас природы: ибо пробьются воды в пустыне, и в степи – потоки. И превратится призрак вод в озеро, и жаждущая земля – в источники вод; а жилище шакалов, где они покоятся, будет место для тростника и камыша (Ис. 35, 6 – 7). Ибо вот, Я творю новое небо и новую землю, и прежние уже не будут воспоминаемы и не придут на сердце (Ис. 65, 17).

«Животный мир» (мир человеческой страстности) перестанет быть источником агрессии как по отношению к другому человеку, так и по отношению к самому себе: Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море (Ис. 11, 6 – 9).

Где будет этот удивительный мир? На Небе или на земле? Святые Отцы с древних времен задавали себе этот вопрос. Святой Ипполит, папа Римский, учил, что «там праведники будут в состоянии перешагнуть самое море, если только оно будет течь. Там не будет более недоступно для людей небо, а также путь, ведущий к нему, не останется непроходимым. Там земля не будет невозделанной и исполненной для людей трудов, но украсится плодами. Там не будут рождаться звери, а также не будет увеличиваться число людей, но всегда останется одно»[9].

Поистине Царство Божие будет яко на небеси, и на земли – и на земле, как на небе (Мф. 6, 10). Перемены произойдут не только на уровне религиозно-этическом, но и на космическо-физическом уровне. По представлениям святого Феофила Антиохийского, блаженная будущность, ожидающая праведных, не есть повторяющееся однообразие, напротив – великое многообразие[10].

Но прежде чем мы войдем в этот удивительный мир, мы должны будем вкусить и последнюю «епитимию» – смерть. Сказано: Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 6, 23).

О Последнем Суде

На Страшном Суде, страшном не только для грешников, но и для праведников и даже для Ангелов, каждый содрогнется и испытает тревогу. Сказано: Вот, Он и слугам Своим не доверяет и в Ангелах Своих усматривает недостатки (Иов. 4, 18).

Но! И этот последний суд не без милости оказавшему милость!

И что поражает больше всего в том, как Христос ведет Страшный Суд, так это то, что Он не рассматривает никаких галахических (законодательных), теологических (вероучительных) и обрядовых вопросов, не касается масоры (предания и системы истолкования Писания)[11]. Все строится на оценке активной социально-значимой жизненной позиции или ее отсутствии (проявление или не проявление деятельного милосердия). Главная тема и акцент Страшного Суда – это и есть МИЛОСЕРДИЕ и справедливость, значит, и Суд этот страшен именно длянемилосердных. Здесь и выясняется, что Господь Иисус Христос есть Мессия алчущих, жаждущих, бездомных, инвалидов и заключенных и тех, кто им помогает, – это и есть Его настоящее стадо («овцы»). Все остальные не принадлежат к Его стаду, поставлены слева от Него («козлы»). Но милосердие понимается в словах Христа не как гуманитарная помощь нуждающимся, но как подлинная СПРАВЕДЛИВОСТЬ, то есть деятельное и даже наступательное МИЛОСЕРДИЕ, ниспровергающее ханжество и лицемерие лжегуманизма. Сказано: …суд без милости не оказавшему милости (Иак. 2, 13); и еще: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5, 7).

Служа любому человеку, независимо от того, кто или «что» он, мы служим Самому Христу

В этом и заключается универсальность христианства: служа любому человеку, «малому сему», независимо от того, кто или «что» он, мы служим Самому Христу. Ведь Сын Божий наставляет нас: Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым (Лк. 6, 35).

Сегодня – впрочем, как и всегда от момента Боговоплощения (когда Сын Божий облекся в человеческую плоть и соделался Сыном Человеческим – вочеловечился) – Христос – это:

– и голодный бомж в грязной одежде, бредущий бесцельно по улице;

– и чахоточный мальчишка-беспризорник, избиваемый «правоохранителем» в подземном переходе;

– и больной и немытый старик, брошенный всеми в пустой квартире;

– и бедно одетая бабушка, стыдливо подбирающая пустые бутылки из-под пива;

– и малолетка, впервые входящий в камеру, где его будут унижать и насиловать;

– и старый зек, штопающий свой потрепанный бушлат, как штопают саван;

– и пузатый рахитичный негритенок-«головастик», протягивающий руку за гуманитарной пластиковой бутылкой теплой, но чистой воды…

И все это – ХРИСТОС.

Христос, отождествив Себя Самого с жаждущими и голодающими, скитающимися и нагими, больными и заключенными (Мф. 25, 41 – 44), объявил Себя Мессией труждающихся и обремененных (см. Мф. 11, 28) – Мессией нищих! Сказано: Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою (2 Кор. 8, 9).

В заключение всего цикла бесед о мытарствах вслушаемся в слова блаженного Иеронима, который пишет: «Благоразумный читатель, обрати внимание на то, что и наказания вечны, и вечная жизнь (то есть в Боге и с Богом – О.С.) не должна иметь впоследствии какого-либо конца»[12]. Ибо если вечен Рай, вечен и ад…

Спаси вас Христос!

И доброго вам прохождения по ступеням мытарств!

Протоиерей Олег Стеняев

Книги протоиерея Олега Стеняева в интернет-магазине «Сретение»

12 декабря 2017 г.

[1] Цит. по: Помазанский Михаил, протопресвитер. Православное Догматическое богословие. Ч. I. Вера в Бога. Что свидетельствует Священное Писание о Свойствах Божиих? – М.: Даръ, 2005.

[2] Отечник проповедника, 574. Достопамятные сказания. С. 168. № 2.

[3] Энциклопедия православной веры. Спб.: Летопись, —2009., С. 224.

[4] Там же.

[5] Послание патриархов Восточно-Кафолической Церкви о Православной вере, член 18.

[6] Иустин (Попович), преподобный. Догматика Православной Церкви: Эсхатология. М.: Издательство Московской Патриархии, 2005 г. – С. 53.

[7] Св. Иустин, Философ и мученик. Творения. – М.: Паломник, 1995. С. 477.

[8] Игнатий Богоносец, священномученик. Послание к Траллийцам, гл. XIII. Памятники древней христианской письменности. – М.: изд-во храма свв. Космы и Дамиана на Маросейке, 2005. С. 180.

[9] Цит. по: Макарий (Оксиюк), митрополит. Эсхатология св. Григория Нисского. – М.: Паломник, 1999. С. 104.

[10] Там же. С. 24.

[11] Но при этом нельзя забывать, что в православном миропонимании подлинные добродетельные поступки и дела являются следствием правильной веры, а никак не наоборот. Святые Отцы учат нас, что Богу не угодны добрые дела без веры, но и сама вера без добрых дел и милосердных поступков также неугодны Богу.

[12] Блж. Иероним Стридонский. Толкование на Мф. 25, 45-46.

Просмотрено (22) раз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *